МИЗАНТРОПЫ ВСЕГО МИРА, ОТЧУЖДАЙТЕСЬ
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 22.10.2017, 18:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [25]
Главная » Статьи » Мои статьи

Благотворительная деятельность по преодолению массовой детской беспризорности в СССР (1917-1935)
УДК 376.5 (470+570) (09) „1917/1935“
ББК T3(2)61-284.1-76+Ч466.4 г. (2)


Потепалов Д.В., Днепров С.А.
 
Благотворительная деятельность по преодолению массовой детской беспризорности в СССР (1917-1935)

 
Charitable activities in the Soviet Union to overcome the mass of homeless children (1917-1935)

 
 
Аннотация: Статья привлечет внимание специалистов, изучающих содержание, методы и формы социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, реализовывавшиеся в Советской России. В работе дается критический анализ советской, эмигрантской и постсоветской литературы причин детской беспризорности в период утверждения советской власти. В материале рассматриваются особенности организации благотворительной деятельности для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, результаты государственно-общественных мер по предотвращению распространения в социуме данного социального недуга с учетом реальной социально-экономической и политической ситуации в Советской России.

 
Summary: The paper presents an urgent problem – the controversial issues of the history of homeless children in Russia in 1920-1930-ies. The material is given a detailed analysis of Soviet and post-Soviet emigre literature on the causes of homelessness among children in the period of Soviet power. Contains the author's point of view on the causes of the USSR this social malaise. The article discusses the features of the organization of charitable work for orphans and children left without parental care, the results of state and public measures to prevent the spread in the society of this negative phenomenon in view of the real socio-economic and political situation in Soviet Russia.


 
Ключевые слова: Детская беспризорность, дети-сироты, детство, благотворительность, филантропия.

 
Keywords: Street children, orphans, childhood, charity, philanthropy.


 
 Событие, произошедшее в России в октябре 1917 г., явилось одним из величайших событий XX века. В России произошло создание принципиально нового, основанного на социалистических началах, общества. Никогда еще в мировой истории не было случая, чтобы общество строилось по заранее намеченному плану, но представления о социализме были не только самыми общими, расплывчатыми, но нередко − противоречивыми [1, с. 50-51]. Коренные преобразования не могли не затронуть жизнь детей в России и в том числе детей неблагополучных − беспризорных. Необходимо было не допустить появления целого поколения людей пагубных для России − не включающихся в нормальную жизнь общества, а живущих нищенством, проституцией, воровством и т.п.
 Сложились две крайние точки зрения на проблему преодоления детской беспризорности в Советской России. Первая, многократно преобладающая, имеет панегирический характер и написана советскими исследователями. В ней идет речь о тех трудностях, с которыми пришлось столкнуться новой власти в борьбе за спасение детей, ликвидацию беспризорности, об огромной заботе Коммунистической партии и советского государства в деле поддержки детства, обучения и воспитания молодого поколения и достигнутых в этой сфере успехах. Другая часть − критическая. Своими корнями она уходит в послеоктябрьский период и представлена белоэмигрантской литературой В.М. Зензинов (1880-1953), Е.Д. Кускова (1869-1958), А.В. Макленцов, С.С. Маслов (1887-1945), Б. Соколов и др. В ней говорится о той трагедии, которую пережили дети России в годы гражданской войны и после ее окончания. Вся ответственность за смерть детей и перенесенные ими страдания возлагается на большевиков. В перестроечный и послеперестроечный период − это направление пережило второе рождение и представлено в трудах исследователей современного либерального направления (М. Богуславский, А. Базаров, А.Ю. Рожков, Л. Жукова, Г. Ульянова, Е.Г. Слуцкий и др.). Источниковой базой этих работ является преимущественно белоэмигрантская литература. Хронологически эти исследования почти не выходят за пределы 1920-1930-х гг., а выводы в основном идентичны выводам, сделанным представителями белой эмиграции [2, с. 23-24].
 В острой полемике с обеих сторон явно прослеживается желание сфокусировать внимание только на позитивных или негативных сторонах проблемы детства в России в 1920-1930-х гг. Отсюда − конъюнктурный подбор источникового материала. Сама дискуссия между двумя направлениями имеет не столько научный, сколько идеологический и даже − политический характер. Поэтому требуется вновь и вновь исследовать массовую детскую беспризорность с учетом реальной социально-экономической и политической ситуации в Советской России: выявить ее причины, особенности организации благотворительной деятельности для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также проанализировать предотвращение распространения в социуме данного социального недуга.
 Воссоздание объективной картины детства в первые советские годы возможно на основе не подвергаемых сомнению фактов: гигантская детская смертность, массовый голод и беспризорность, обрушившиеся на страну в начале 1920-х гг. С потрясающей силой говорил на IX съезде Советов В.А. Антонов-Овсеенко (1883-1938) о муках голодающего населения Самарской губернии: «Есть сведения, как детей сносят в степи и оставляют там на смерть, как обезумевшие матери режут своих детей, чтобы они только не умирали на их глазах». Около 30% детского населения Поволжья и Крыма было вычеркнуто голодом и эпидемиями из списка живых [2, с. 24]. По свидетельству председателя ВЦИК М.И. Калинина (1875-1946) осенью 1921 г. насчитывалось 8700 тыс. голодающих детей. Однако более или менее точные данные о численности беспризорников отсутствуют. Это объясняется не только несовершенством статистики того времени, но и постоянным перемещением беспризорных детей по стране [2, с. 24]. По некоторым оценочным данным их число составляло от 5,5 млн до 7 млн человек! [3, с. 47].
 Что явилось причиной случившейся трагедии и кто несет за нее ответственность? В настоящее время уже достоверно известно, что рост численности беспризорных детей начался задолго до прихода большевиков к власти, вследствие тяжелейшей социально-экономической и политической ситуации в стране. Сначала трудности были вызваны Первой мировой войной, а затем − переходом от войны к миру. В результате еще до прихода к власти большевиков значительно ухудшилось положение детей. Школьная жизнь замерла, продовольственные условия осложнились. Стало развиваться детское бродяжничество. Большинство существовавших тогда детских учреждений вынуждены были закрыться, и дети, содержавшиеся в них за счет государства и общества, оказались на улице. С другой стороны, нельзя не признать негативные последствия политики «военного коммунизма». Введение продразверстки и полная национализация промышленного производства не могли не усугубить положения несовершеннолетних. Бедственную ситуацию усиливали разгорающаяся гражданская война и военная интервенция, приведшие к огромным масштабам детской беспризорности.
 В условиях военных действий, огромной армии беспризорных, миллионов голодающих детей, полуразрушенной системы образования советскому государству потребовалось безотлагательно решать детский вопрос. В первые месяцы существования Советской республики были приняты важнейшие законодательные акты о государственном обеспечении и воспитании детей, оставшихся без попечения родителей. Так, 31 декабря 1917 г. В.И. Ленин (1870-1924) подписал декрет, признавший всех российских детей детьми республики, а заботу о них − прямой обязанностью государства. Девятого января 1918 г. вышел еще один декрет − «О комиссиях для несовершеннолетних», − увеличивавший возраст неподсудности детей с 10 до 17 лет и уничтоживший тем самым само понятие «дети-преступники» [4, с. 342].
 Рассматривая благотворительность как элемент буржуазного общества и социального неравенства людей, новая власть всячески противодействовала образованию в социалистическом государстве благотворительных учреждений. Так, с целью помочь детям, оставшимся без родителей, осенью 1918 г. в Полтаве группой интеллигентов была организована Лига спасения детей под руководством В.Г. Короленко (1853-1921), который стал ее почетным членом. В состав Лиги входили Е.Д. Кускова (1869-1958), Н.М. Кишкин (1864-1930), Л.А. Тарасевич (1868-1927), Е. Пешкова (1876-1965) и др. Поначалу Лига была вполне легальной организацией, утвержденной Совнаркомом. Однако ее связи с зарубежными благотворительными организациями стали вызывать подозрение. Когда в марте 1919 г. Лига обратилась в Совнарком с просьбой послать за границу делегацию для закупки товаров для детей, Ф.Э. Дзержинский (1877-1926) на запрос В.И. Ленина (1870-1924) ответил, что считает такую поездку вредной, так как в составе делегации нет ни одного «признающего честно советскую власть». В результате поездка не состоялась.
 Несмотря на трудности в работе, Лига создала 14 детских колоний, детский санаторий в Москве, несколько детских садов и клубов. Детские учреждения Лиги обычно занимали небольшие квартиры из 2-3 комнат и принимали не более 25-30 детей, как правило, одного возраста. Основное внимание уделялось индивидуальному воспитанию ребенка. За все время существования Лига сумела оказать помощь 7 тыс. детей.
 Свободный и независимый характер Лиги, ее неподконтрольность, вызывали все большее недовольство властей. Под первым же благовидным предлогом в 1920 г. Народный комиссариат продовольствия наложил вето почти на все запасы продовольствия Лиги, полученные из российского, американского и датского отделений Красного Креста. К началу января 1921 г. все детские учреждения Лиги спасения детей были переданы в распоряжение Московского отдела народного образования. Такая же судьба постигла в сентябре 1921 г. и созданный интеллигенцией по инициативе В.Г. Короленко Комитет помощи голодающим.
 В настоящее время эти и многие другие подобные действия большевиков никаких чувств кроме осуждения вызвать не могут. Однако не следует забывать об обстановке в стране в тот период, острейшем политическом и идеологическом противоборстве в условиях гражданской войны. Эти примеры показывают, что классовые интересы в действиях большевиков явно преобладали над гуманистическими [2, с. 26].
 Приход к власти Советов коренным образом трансформировал организационную структуру органов, реализовывавших социально-культурную деятельность с детьми, лишившимися попечения родителей. Начиная с 1917 г., основная работа по вопросам сиротства стала сосредотачиваться в создаваемых советской властью министерствах − комиссариатах. Первоначально вопросами детской беспризорности занимался Народный комиссариат государственного призрения (НКГП), позднее переименованный в наркомат социального обеспечения (НКСО) [5, с. 160]. В нем был создан отдел охраны детства (отдел детских домов), который ведал учетом и объединением под своим руководством всех детских приютов, благотворительных обществ [6, с. 104-105].
 На трудности при разрешении проблемы детской беспризорности в значительной степени накладывала отпечаток экономика. Промышленность, технически отстававшая от уровня развитых стран, была развалена, а производительность труда была низкой, деревня находилась в ужасающей нищете и производила мало продукции, уровень жизни народа был крайне низок, жилье почти не строилось. Это вынуждало правительство предпринимать чрезвычайные, часто непродуманные и непопулярные меры. Так, в эпоху НЭПа установление твердого бюджета, усиление режима экономии, приоритет принципа покрытия местных расходов местными же средствами стали тяжелым ударом для социального обеспечения детей.
 Положение усугубляли природные катаклизмы. В 1921 г. в Советской России разразилась небывалая засуха в хлебопроизводящих губерниях Поволжья и Приуралья, Северного Кавказа и Украины. Последовавшие за недородом 1921-1922 гг. голодные годы повлекли за собой значительные последствия. В начале 1920-х гг. голодало свыше 40 млн человек из 130 млн, проживавших в Европейской части России [8, с. 84-85]. Засуха повторилась в 1924 г., обрушившись на зерносеющие районы юга и юго-восточной части Европейской России. Последствия на этот раз были не столь катастрофическими: население пострадавших областей насчитывало 8 млн человек и все же они ощущались еще три года спустя [9, с. 225].
 На проблему детской беспризорности влияли не только экономические трудности и стихийные бедствия, но и приоритеты в государственной политике в период НЭПа. Так, у молодого советского государства было много других насущных задач, внимание к которым, отнюдь не способствовало быстрому сокращению детской беспризорности. К одной из самых главных из них относилась проблема создания тяжелой индустрии, являющейся основой могущества и независимости страны. Более того, в руководящих кругах партии к концу 1920-х гг. утвердилась не только идея об индустриализации, но и мысль о необходимости высокого «темпа» ее проведения, такого, который позволил бы СССР «догнать и перегнать» наиболее развитые капиталистические страны [9, с. 295].
 Реализация задуманного осуществлялась в основном за счет продажи за границу не излишков продуктов, а в, первую очередь, необходимого хлеба, который не потребляли советские граждане. Сложившаяся сложная обстановка в деревне приводила к тому, что среди беспризорных детей было немало выходцев из сельской местности.
К проблеме с заготовкой зерна добавлялись затруднения, связанные с неустойчивостью рубля вследствие быстрого роста цен на свободном рынке, сложная международная обстановка − постоянно витавший в советском обществе призрак большой войны с капиталистическими странами, грозивший стать реальностью.
 Произошел значительный рост числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей из-за резкого ослабления материального обеспечения борьбы с детской беспризорностью. Поэтому советским правительством был сделан акцент на местное финансирование и добровольную помощь граждан и организаций. Оно было вынуждено возродить благотворительную деятельность и привлечь к ней общественные организации, но на особенности ее реализации существенно повлияла политическая система страны, которая не имела внутренних механизмов саморазвития (наличие демократии, необходимого обеспечения прав и свобод человека, свободно формирующегося общественного мнения и плюрализма и т.п.). Поэтому внутренним двигателем была коммунистическая партия. Именно она определяла приоритеты в преодолении проблемы детской беспризорности. Советские филантропические структуры представляли собой полунезависимые общественные организации, имевшие двойственный характер. С одной стороны, в их состав входили люди, работающие добровольно и по собственной инициативе. С другой стороны, эти благотворительные организации задуманные как будто на общественных началах, стремительно превращались в придаток правительственного механизма, т.е. гуманитарная деятельность происходила по указке сверху.
 В стране получили распространение крупные массовые организации, ответственные за беспризорных детей: «Совет защиты детей» (4 февраля 1919 г.), Деткомиссия при ВЦИК (февраль 1921 г.); Детская социальная инспекция (25 сентября 1921 г.); Чрезвычайная комиссия по борьбе с детской беспризорностью и правонарушениями малолетних и несовершеннолетних − ДЧК МОНО (июнь 1922 г.); общество «Друг детей» (декабрь 1923 г.); Детский фонд имени В.И. Ленина (июнь 1924 г.) и др. В их состав входили представители Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ), Народного комиссариата продовольствия (Наркомпрода) и Наркомпроса, а также рабочие, служащие, студенты, учащиеся старших классов и др. Эти объединения выполняли множество функций: 1) собирали и распределяли продовольствие, топливо, оборудование и т.п. для детей Советской республики; 2) осуществляли эвакуации детей в хлебородные местности, а затем реэвакуации; 3) создавали новые детские учреждения для детей (ночлежки, детские дома и т.д.), рабочие мастерские, летние лагеря отдыха и детские площадки; 4) размещали детей в патронат, для учебы и работы на производстве; 5) наблюдали за детьми, отданными в патронат; 6) вели регистрацию беспризорных детей, сирот, находившихся в интернатах и выдавали справки о них; 7) задерживали малолетних правонарушителей и направляли их в детские приемники-распределители; 8) обследовали, а затем информировали местные исполкомы и ВЧК о состоянии детских домов, санаториев, наблюдали за выполнением декретов о детском питании и снабжении; 9) следили, чтобы здания детских домов никем не отбирались, а также подыскивали лучшие помещения; 10) организовывали в детских домах кружки, секции, выписывали литературу, осуществляли за счет собственных средств строительство объектов производственного, социального и культурно-бытового назначения и др. [5, с. 166; 10, с. 135].
 Отрицательное отношение к частной благотворительности с одной стороны, и осознание невозможности справиться с детской беспризорностью только государственными ресурсами с другой, определили обращение советского руководства за помощью к рядовым советским гражданам. Первоначально была создана государственно-общественная организация «Совет защиты детей». Позднее, вместо него и разрозненных частных благотворительных общественных организаций («Лига спасения детей», «Помгол» и др.), был создан единый и авторитетный координирующий центр − Комиссия по улучшению жизни детей при ВЦИК (Деткомиссия), а также сеть разнообразных общественных (общество «Друг детей» и др.) и даже хозяйственных структур, действовавших «в связке» с Деткомиссией и под ее эгидой (Детская социальная инспекция, Чрезвычайная комиссия по борьбе с детской беспризорностью и правонарушениями малолетних и несовершеннолетних − ДЧК МОНО). Это позволило «переломить» ситуацию с детской беспризорностью и ее масштабы значительно сократились. По данным второго Всероссийского съезда социально-правовой охраны детства и подростков, состоявшегося в ноябре 1924 г. количество беспризорников в Советской России составляло 250000 человек [11, с. 10], т. е. уменьшилось по сравнению с 1921 г. в 22 или даже в 28 раз! Это самые оптимистичные цифры. Члены Детской комиссии ВЦИК в 1925 г., определили число уличных беспризорников в 300 тыс. [12, с. 12]. По другим данным к 1925 г. в СССР насчитывалось 334,5 тыс. зарегистрированных беспризорных детей [13, с. 119], а Наркомпрос РСФСР в 1926 г. (без автономных республик) выявил 290 тыс. беспризорных детей. По данным Деткомиссии ВЦИК в 1926 г. несколько возросло количество беспризорных детей. Их стало 320 тыс. [14, с. 429]. На основании этих статистических данных можно сделать вывод о резком сокращении количества беспризорников по сравнению с 1921 г., что свидетельствует об успехах СССР в преодолении массовой детской беспризорности.
 Благодаря кому и за счет чего удалось в сжатые сроки решить задачу преодоления массовой детской беспризорности? Во-первых, благодаря новому руководству страной. Широкое распространение грамотности, формирование нового слоя интеллигенции и политической элиты, вызвали энтузиазм у тех людей, которые раньше не имели возможности получить образование, «выйти в люди», участвовать в управлении государством. Во-вторых, стремление к социалистическому идеалу оправдывало все трудности, вдохновляло на подвиги и свершения, делало жизнь человека одухотворённой. Инициатива и энергия простых советских граждан направлялась на решение проблемы детской беспризорности. Частью социалистического идеала был коллективизм, который страховал простого человека, оказывал ему поддержку в трудные моменты жизни. Коллективизм распространялся и на поддержку детей-сирот, и детей, лишившихся попечения родителей. В-третьих, значительно сократилось влияние на жизнедеятельность граждан отрицательных последствий Первой мировой и гражданской войн, противоречивых перемен социально-политического строя, благодаря постепенному восстановлению производственной и социальной инфраструктуры.
 Массовая детская беспризорность была фактически преодолена к 1935 г. Изменения политической и идеологической систем, структуры управления и хозяйствования, формирования новых общественных отношений, вызванные созданием СССР, преобразовали благотворительную деятельность по преодолению детской беспризорности. Участие частных лиц (богатых предпринимателей, дворян) и частных организаций в ней стало невозможным. Вместо них к благотворительной деятельности привлекались представители советских министерств и ведомств, рядовые граждане, которые, несмотря на все тяготы и лишения находили возможности помогать беспризорным детям. В годы «Большого террора» (1937-1938) из-за массовых репрессий вновь появились дети-сироты, но они не стали беспризорниками. Их направляли в детские дома.
Обращение к уже имеющемуся педагогическому наследию, возможно, поможет усовершенствовать функционирование современных российских благотворительных организаций, причастных к преодолению детской беспризорности.


 
 
CПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

 


1. Потепалов, Д.В. Социальное воспитании детей в Советской России [Текст] / Д.В. Потепалов // Психолого-педагогическое наследие прошлого в современной социально-педагогической деятельности [Текст]: материалы 6-х Междунар. Макаренк. студ. пед. чтений, Екатеринбург, 9 апр. 2009 г. / сост. Н.Г. Санникова; ГОУ ВПО «Рос. гос. проф.-пед. ун-т». − Екатеринбург, 2009. - 176 с. - С. 50-53.
2. Потепалов, Д.В. Детская беспризорность в первые годы Советской власти [Текст]: историографический очерк / Д.В. Потепалов // Гуманизация образования. - Научно-практический журнал. - 2012. - № 1. -127 с. - С. 23-29.
3. Реутова, А.Д. Ликвидация массовой детской беспризорности в 1921-1935 годах (на материалах Верхневолжья) [Текст]: дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02: защищена: утв. / Реутова Анна Дмитриевна. - Иваново, 2004. - 246 с.
4. О комиссиях для несовершеннолетних. Декрет СНК 9 января 1918 года [Текст] // Народное образование в СССР. Сборник документов 1917-1973 гг. - М.: Педагогика, 1974. - 559 с.
5. Фирсов, М.В. История социальной работы в России [Текст] / М.В. Фирсов. - М. :Владос. - 1999. - 247 с.
6. Баева, А.К. Социальная политика октябрьской революции. Октябрь 1917-конец 1918 гг. [Текст] / А.К. Баева. - М.: Политиздат, 1978. - 143 с.
7. Сажина, Н. С. Помощь беспризорным детям в голодные годы (1921-1925 гг.) на Урале [Текст] / Н.С. Сажина // Вестник Тюменского государственного университета. - 2010. - № 1. - С. 84-89.
8. Боффа, Д. История Советского Союза [Текст] / Д. Боффа. - В 2 т. - Т. 1. От революции до второй мировой войны. Ленин и Сталин. 1917-1941 гг. / Пер. с итал. И.Б. Левина. - М.: Международные отношения, 1990. - 632 с.
9. Рожков, А.Ю. Борьба с беспризорностью в первой советское десятилетие [Текст] / А.Ю. Рожков // Вопросы истории. - 2000. - № 1. - С. 134-139.
10. Социально-правовая охрана детей и подростков, и детский дом. Материалы ко 2 всероссийскому съезду 26 ноября 1924 года [Текст]. - М., б.и., 1924. - 176 с.
11. Жукова, Л. Не имея родного угла [Текст] / Л. Жукова, Г. Ульянова // История. Приложение к газете 1 сентября. - 2003. - № 39. - С. 10-13.
12. Сморгунова, Н.Ф. Предупреждение беспризорности среди детей и подростков в СССР (20-90-е годы XX века) [Текст]: дис. ... канд. пед. наук: 13.00.01 : защищена : утв. / Сморгунова Надежда Федоровна. - Владимир, 1997. - 173 с.
13. Чугунов, А.И. Органы социалистического контроля РСФСР 1923-1934 гг. [Текст] / А.И. Чугунов. - М.: Наука, 1972. - 472 с.
 

 
 
REFERENCES


 
 
1. Baeva, A.K. Social policy of the October Revolution. October 1917-end 1918. Moscow: Politizdat, 1978, 143 p. (in Russian)
2. Boffa, D. The history of the Soviet Union. Vol. 1. From the Revolution to the Second World War. Lenin and Stalin. 1917-1941 / Trans. I.B. Levina. Moscow: Iinternational relations, 1990, 632 p. (in Russian)
3. Chugunov, A.I. Bodies of socialist control of the RSFSR 1923-1934. Moscow: Science, 1972, 472 p. (in Russian)
4. Firsov, M.V. History of Social Work in Russia. Moscow: Vlados, 1999, 247 p. (in Russian)
5. About commissions for minors. Decree SNK January 9, 1918. Education in the USSR. Collection of Documents 1917-1973. Moscow: Pedagogy, 1974, 559 p. (in Russian)
6. Potepalov, D.V. Street children in the first years of Soviet power [Text]: a historiographical essay, Humanization of Education. Scientific journal, 2012, No 1, 127 p, pp. 23-29.
7. Potepalov, D.V. Social education of children in Soviet Russia. Psychological and pedagogical legacy of the past in contemporary socio-pedagogical activity: materials sixth International Makarenkovskih stuencheskih pedagogical readings. Ekaterinburg, 9 april 2009 / compiler N.G. Sannikova; GOU VPO «Ros. gos. prof.-ped. un-t». Ekaterinburg, 2009. 176 p., p. 50-53. (in Russian)
8. Reutova, A.D. The elimination of the mass of homeless children in the years 1921-1935 (on materials Upper). PhD dissertation (History). Ivanovo, 2004. 246 p. (in Russian)
9. Rozhkov, A.Ju. The fight against homelessness in the first decade of the Soviet, Questions of History, 2000, No 1, pp. 134-139.
10. Sazhina, N. S. Help Homeless Children in famine years (1921-1925) In the Urals, Bulletin of the Tyumen State University, 2010, No 1, pp. 84-89.
11. Smorgunova, N.F. Warning homelessness among children and adolescents in the USSR (20-90-ies of XX century). PhD dissertation (History). Vladimir, 1997. - 173 p. (in Russian)
12. Social and legal protection of children and adolescents, and children's home. Materials to two All-Russia Congress November 26, 1924. Moscow, 1924, 176 p. (in Russian)
13. Zhukova, L., Ul'janova G. Lacking native anglehukova, History. Supplement to the newspaper on September 1st., 2003, No 39, pp. 10-13.


 
 

 
Сведения об авторах
Information about the authors




 

Днепров Сергей Антонович, Российский государственный профессионально-педагогический университет, заведующий кафедрой профессиональной педагогики, доктор педагогических наук, профессор, dneprov_sa@mail.ru, г. Екатеринбург.

Dneprov Sergey A., Russian State Vocational Pedagogical University, Head of Professional Pedagogy, Doctor of Education, Professor, dneprov_sa@mail.ru, Ekaterinburg.

Потепалов Дмитрий Владимирович, Российский государственный профессионально-педагогический университет, кафедра профессиональной педагогики, старший преподаватель, pedagog1977@yandex.ru,, г. Екатеринбург.

Potepalov Dmitry, Russian State Vocational Pedagogical University, Department of Professional Pedagogy, Senior Lecturer, pedagog1977@yandex.ru, Ekaterinburg.

Категория: Мои статьи | Добавил: Платон (27.12.2014)
Просмотров: 90 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Фраза дня
Друзья сайта 1
  • Историк
  • Лента.ру
  • Педсовет
  • Интернет урок
  • Медгородок
  • ПРОСОФТ-3
  • Помощник всем
  • ДЕТОВОДИТЕЛЬ
  • Всем, кто учится
  • Все для студента
  • Ист.изобр. иск-ва
  • Фед. ин-т пед. изм-ний
  • Друзья сайта 2
  • Завуч
  • Открытый класс
  • Блог Л.А. Кацвы
  • Учительский портал
  • Единая коллекция ЦОР
  • Сеть творческих учителей
  • Сцен-и празд-ков и школ. мер-й
  • Фестиваль педагогических идей
  • Наш опрос
    Любимая пора года?
    Всего ответов: 145
    Block title
    <
    Публикация ссылки
    Время жизни сайта
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Статистика
    Яндекс.Метрика

    Copyright MyCorp © 2017